15:14 

Так одевались Д’Артаньян, Миледи и Планше (мода времен Людовика XIII)

Flaer
"Хочу, чтобы все..."
01 ааа (465x523, 487Kb)

Времена короля Людовика XIII и кардинала Ришелье, которые сегодня для нас являются скорее временами «Трех мушкетеров», были довольно сложными для Франции. Совсем недавно закончились религиозные войны, подрывавшие и экономику, и демографию страны; Франция еще не полностью оправилась от понесенных потерь, и была вынуждена рационально использовать свои ресурсы. Именно поэтому еще король Генрих IV, отец будущего Людовика XIII, издал множество эдиктов и ордонансов, накладывающих ограничения на предметы роскоши, чтобы деньги, добытые кровавым потом народа, не тратились вельможами бездумно на «баловство». В частности, указами Генриха запрещалось носить одежду из златотканых и сребротканых материй, украшать ее вышивками, шнуром, золотой нитью, одеваться в бархат, атлас или тафту с золотым шитьем. Правда, как это обычно бывает, запреты вызвали прямо противоположную реакцию: они только способствовали развитию контрабанды и играли на руку иностранным производителям. Потому пришедший к власти после гибели отца Людовик XIII повел дело иначе: своими эдиктами он запретил использование кружев и безделушек только заграничного производства, чтобы поощрять развитие отечественной индустрии роскоши. В результате во Франции стало развиваться свое производство богатых тканей: так, в Лионе ткали шелк, в Санлисе изготовляли кружева, в Руане – тонкие ткани.

02 генрих 4 и людовик 13 (698x440, 84Kb)
Короли Франции: Генрих IV и его сын Людовик XIII

Главным предназначением одежды тогда считалась защита от холода, а ее лучшим качеством – удобство. Сам Людовик вполне разделял эти взгляды и одевался просто и неброско. Тем не менее, одежда дворянства значительно отличалась от одежды простого люда, ведь именно она была наиболее ярким и точным указателем социальной принадлежности ее владельца.
Крестьяне, как правило, носили одежду темных цветов – дешевую и немаркую (так как одежду обновляли редко); обувались крестьяне обычно в деревянные сабо или обувь из грубой кожи на деревянной подошве. Мужчины облачались в сорочки, штаны до колен, чулки и башмаки, дополняя этот наряд при выходе из дома курткой и шляпой; женщины носили корсажи и юбки с передниками (реже – платья), покрывая голову чепцом. Дети чаще всего донашивали одежду, доставшуюся им от взрослых. Мальчиков лет до пяти-шести наряжали в платьица, как девочек, а по достижении этого возраста они начинали одеваться, как взрослые мужчины. В разных районах детали одежды несколько различались, поэтому по костюму можно было довольно точно определить провинцию, откуда был родом его владелец.
03 крестьяне (700x559, 118Kb)
Французские крестьяне

Костюм горожан-ремесленников не слишком отличался от крестьянского; буржуа тоже не гнались за модой, предпочитая практичную одежду темных расцветок из недорогого материала – сукна, шерсти, льна. Выходя на улицу, надевали накидку с капюшоном – chaperon. К началу XVII века она уже вышла из моды у знати, а у простонародья была довольно популярна. Именно такую накидку красного цвета сшила одна деревенская бабушка своей обожаемой внучке, но в переводе она стала называться «красной шапочкой» (Le Petit Chaperon Rouge).
04 mith-red-riding-hood (303x445, 37Kb)
Chaperon – накидка с капюшоном, весьма популярная у простонародья

Удобство было главным лозунгом и придворной моды во времена Людовика XIII, но оно дополнялось еще одним понятием: «элегантность». При этом король ввел в моду своего рода «стиль милитари», поскольку, по его мнению, настоящий мужчина прежде всего должен быть воином. Между прочим, в XVII веке в Европе еще не было единой военной формы: солдаты отличались от простонародья только кирасой; одевались же они в разномастные куртки и штаны, подобные крестьянским. Первые мундиры в некоторых полках начали появляться в период Тридцатилетней войны (1618—1648); их вводили в целях укрепления дисциплины и этот процесс растянулся на десятилетия. Так, при Людовике XIII лишь королевские мушкетеры должны были носить одинаковые голубые плащи с серебряным крестом, а гвардейцы кардинала – красные (причем одежда под плащом уже не регламентировалась и могла быть самой разнообразной). Короткий мушкетерский плащ отличался еще и тем, что его можно было превращать в одежду с длинными рукавами при помощи многочисленных застежек (до 150 пуговиц и петель).
05 hghh (508x594, 74Kb)
Королевские мушкетеры стали первой воинской частью, получившей единую форму – голубые плащи

Мужской дворянский костюм периода «Трех мушкетеров» состоял из сорочки, на которую надевался камзол или колет, штанов (завязывавшихся шнурками), чулок, сапог или туфель; завершали наряд обязательная шляпа, накидка или плащ. В повседневной одежде преобладало сочетание желтого и коричневого цветов, более нарядным было сочетание синего и красного. Белый цвет был прерогативой короля; протестанты же с ног до головы одевались в черное.
Основными видами мужской верхней одежды являлись камзол и колет. Камзол первой половины 17 века шился из тканей и имел специфическую форму: талия его была сильно укорочена и обычно обозначалась рядом нашитых бантов. Полы камзола сзади были короткими, а спереди удлиненными в виде мыса. Рукава широкие, с разрезами во всю длину, через которые виднелась цветная подкладка и проглядывалась сорочка. Рукава были всегда немного укороченными и украшались великолепными кружевными манжетами; кроме того, камзол обычно украшался большим кружевным воротником.
Колет же представлял собой мужскую короткую приталенную куртку без рукавов, обычно из светлой кожи; у военных часто - из толстой промасленной бычьей или буйволиной кожи, неплохо защищавшей от ударов шпаг. В кожаных колетах зачастую делали прорези и отверстия - и для украшения и для посадки по фигуре. В середине 17-го столетия колеты имели высокую талию и длинные полы. Колет не стеснял движения, сверху застегивался на несколько пуговиц, спускался до пояса, где его полы расходились. Ворот был прямым, с отложным воротником или брыжами с неравными складками.
06 в камзоле и в колете (700x435, 83Kb)
Дамы и кавалеры времен Людовика XIII. Придворный одет в камзол, военный – в колет

Плащ носили поверх камзола или колета, к зимним плащам пришивался капюшон. Панталоны спускались ниже колен, уходя в сапоги; парадные штаны были просторнее и короче, открывая красные чулки. Зимой надевали несколько пар шелковых чулок, одни поверх других, – для тепла.
Сапоги были высокие, на каблуке, с отворотами и накладками в области подъема в виде кожаных язычков или перемычек; шпоры зачастую не снимали даже во дворце. Раструбы парадных сапог были отделаны изнутри кружевами, они раскрывались, подобно вазам. Людовик XIII предпочитал сапоги с голенищами, облегающими ногу (он изображен в таких на парадном портрете). Наверняка они были удобнее для верховой езды, но как-то раз король во время охоты свалился с коня в реку, намокшие кожаные сапоги было невозможно снять, пришлось разрезать голенища ножом. На бал полагалось являться в туфлях с пряжками, бантами или розетками (те, кто мог себе это позволить, украшали их бриллиантами). Передвигаясь по парижским улицам, не отличавшимся чистотой, поверх туфель надевали грубые кожаные башмаки без задника на деревянной подошве – прообраз калош. Дома ходили в шлепанцах.
07 Людовик и де Люинь (700x500, 102Kb)
Людовик XIII и его фаворит де Люинь.
Людовик XIII ввел в моду «стиль милитари» и выглядел скромно, так как экономил на украшениях своей одежды. Чего не скажешь о его придворных, щеголявших в самых дорогих костюмах

Шляпы – мягкие и широкополые или с небольшими полями, но с высокой тульей – непременно украшали пышными страусиными перьями, которые нужно было уметь правильно завивать. Элегантным аксессуаром являлась широкая расшитая перевязь через плечо, на которой на бедре подвешивалась шпага. Мужчины носили длинные волосы, спадавшие до плеч, усы и бородку – «эспаньолку» или «каденетку» (последняя была названа в честь брата первого королевского фаворита де Люиня – Кадене, герцога де Шона, славившегося своей элегантностью).
Под конец царствования «кавалерственный» наряд вошел в моду и у придворных дам: например, темно-синяя атласная юбка колоколом и красный корсаж с накрахмаленным отложным воротником и с рукавами, доходящими до локтя и отороченными пышными кружевами; желтая кружевная косынка заколота на груди драгоценной брошью; на голове широкополая синяя шляпа с красным пером.
Обычный наряд аристократок состоял из нижнего платья «котт» (лиф или корсаж и юбка) и верхнего, распашного платья «роб» со шлейфом, застегивавшегося на петлицы и пуговицы и открывавшего весь перед нижнего платья. Поверх всего этого надевали накидку или плащ. Корсаж был натянут на костяной корсет (в дешевых корсетах использовались тонкие ивовые прутики). Идеалом фигуры были тонкая талия, крутые бедра и покатые плечи, подчеркиваемые пышными рукавами. Юбка должна была сочетаться с корсажем: быть из той же материи, того же цвета и рисунка. Воронкообразный металлический каркас «вертюгаден» (буквально: хранитель добродетели) остался в прошлом веке, теперь пышность нижней части платья придавали многочисленные накрахмаленные юбки.
08 0707972b (640x527, 110Kb)
Дворянские дети одевались так же, как взрослые, да и взрослели рано (женились уже в 14 лет). На данной картине девочка изображена в классическом женском наряде эпохи Людовика XIII – хорошо видны и «роб», и «котт»

«Роб» был с укороченными рукавами и завышенной линией талии, он должен был контрастировать по цвету с «коттом» и был, как правило, черным или другого темного цвета. Рукава часто перевязывали лентами и снабжали кружевными манжетами. Фасон «роба» варьировался в зависимости от случая, по которому его надевали: для дома, для верховой езды, для поездки в карете, для официальных церемоний, для бала, для мессы… Зимой его подбивали мехом.
Форма воротника со временем менялась: Мария Медичи предпочитала высокие стоячие воротники («воротник Медичи», названный так в честь ее двоюродной бабки Екатерины), в начале века носили также брыжи, в 1630-е годы – широкие отложные воротники, заимствованные из Голландии, накрахмаленные и отороченные кружевами, на смену которым пришли косынки из легких прозрачных тканей.
09 анна австрийская (700x392, 81Kb)
Два портрета королевы Франции Анны Австрийской показывают, как менялась форма воротника

Чересчур откровенное декольте не поощрялось: целомудренный Людовик XIII этого не любил. Однажды, во время банкета с участием короля, напротив него уселась молодая бойкая барышня в платье с открытыми плечами и грудью. Людовик старался не смотреть в ее сторону, надвинул шляпу глубоко на лоб, но под конец не выдержал и, в последний раз отхлебнув вина из кубка, плюнул ей прямо в декольте. В другой раз одна дама просила капитана гвардейцев пропустить ее к королю; тот уже было согласился, но, заметив, что у дамы чересчур открытое платье, сказал: «Сударыня, прикройтесь или уйдите. Королю это не понравится».
10 1632 (398x560, 70Kb)
Подобные декольте смущали целомудренность короля и могли «выйти боком» даме…

Туфли должны были гармонировать по цвету с шелковыми чулками – чаще всего красными, голубыми или светло-зелеными. Женскую обувь шили из цветной кожи, парчи, бархата, атласа, украшали бантами, пряжками и розетками. Остроносые туфли имели высокий изогнутый каблук или покоились на высокой платформе: такой фасон предпочитала Анна Австрийская, которая была небольшого роста.
Дамские шляпы только начинали входить в моду. Волосы расчесывали на прямой пробор, завивали локонами и распускали по плечам или подбирали «шапочкой», дамы не первой молодости носили кружевные чепцы с украшениями.
Карманы не были предусмотрены; кошельки (небольшие мешочки, стягиваемые вверху шнурком) и мужчины, и женщины носили на шнурке на поясе; дамы прикрепляли к поясу так же небольшие зеркальца в дорогой оправе.
Повседневная одежда мужчин шилась из сукна и холста; король, привыкший на всем экономить в собственном быту, особенно в военное время, когда денег не хватало, не раз пенял своему фавориту Сен-Мару за то, что тот в будний день ходит в парчовом колете с огромным воротником из тонких кружев, и расшитых золотом штанах. Но щеголеватый «господин Главный» (так называли Сен-Мара по его должности главного распорядителя королевского гардероба) никогда не изменял себе: даже приговоренный к смерти, он отправился на эшафот в красивом костюме коричневого сукна с золотыми кружевами в два пальца шириной и в черной шляпе с фазаньим пером. Справедливости ради надо сказать, что и кардинал ни в чем себе не отказывал; как лицо духовное, он носил шелковую пурпурную сутану, а как главный министр – атласный костюм, сапоги и шляпу с перьями; особый вид вышивки, которой украшали края его воротников и манжет, получил название «вышивки Ришелье». Наряды придворных дам в основном шили из атласа, бархата, тафты и узорчатого шелка, нижние рубашки были из хлопка, холста или бумазеи, панталоны – из камчатного полотна.
11 ришелье и орлеанский (700x535, 117Kb)
Еще два модника и политических противника той эпохи: герцог Гастон Орлеанский - брат Людовика XIII, и кардинал герцог Ришелье

Мужчины не обременяли себя нижним бельем; ложась спать, они надевали длинную ночную сорочку и ночной колпак: в спальнях было нежарко, особенно зимой, а волосы, особенно редеющие, плохо хранят тепло. Утонченная маркиза де Рамбуйе находила, что нет ничего смешнее, чем мужчина в постели; ее дочь также не жалела едких слов, чтобы высмеять ночной колпак. В результате влюбленный в нее герцог де Монтозье спал без колпака, несмотря на уговоры жены его надеть. Выходя вечером из спальни (например, чтобы направиться в спальню жены), мужчина набрасывал сверху стеганый халат и надевал войлочные туфли. Женщины спали в чепцах.
Быть элегантной значило не быть, как все, но при этом выказывать хороший вкус. Чтобы подчеркнуть свою индивидуальность, использовали многочисленные аксессуары: маски и полумаски (Мария Медичи носила их почти постоянно), мушки самых разнообразных форм, кружевные носовые платки с золотой нитью, складные веера, кружевные воротники, наколки из гипюра, перчатки, пояса с золотой бахромой, белый или цветной передник с кружевами, рюшами или вышивкой. Одежду украшали лентами, галуном, шнуром, позументом из золотых и серебряных нитей; наконец, рисунок ткани представлял собой самые причудливые орнаменты из завитков, розеток, плодов, листьев, корон, ваз, корзин и т. д.
Украшения делали в основном из жемчуга и бриллиантов. Они ценились дорого, и даже самые знатные дамы не брезговали при случае блеснуть драгоценностями «с чужого плеча». После казни Леоноры Галигаи, бывшей фаворитки Марии Медичи и вдовы временщика Кончино Кончини, Людовик передал все ее бриллианты, жемчуга и другие украшения Анне Австрийской. Когда младший брат короля Гастон женился на мадемуазель де Монпансье, невеста пошла к алтарю в жемчугах, одолженных обеими королевами. Впоследствии Анна Австрийская «дала поносить» свои жемчужные украшения Марии де Гонзаг во время ее бракосочетания с польским королем.
Вот как описывал «Меркюр франсе» церемонию крещения дофина и двух его сестер в Фонтенбло 14 сентября 1606 года: «Погода стояла ясная, но плащи, шапочки, пуговицы и шпаги принцев и вельмож, украшенные драгоценными камнями, затмевали сияние дня: одна только гарда шпаги герцога д'Эпернона стоила более тридцати тысяч экю, уборы принцесс и придворных дам были великолепны… но в особенности платье королевы, усыпанное тридцатью двумя тысячами жемчужин и тремя тысячами бриллиантов».
Мария Медичи обожала драгоценности и никогда не расставалась со своими шкатулками: даже во время ночного побега из Блуа в 1619 году она держала их в руках (и одну потеряла, ее потом подобрала горничная). Мужчины не отставали от женщин. Например, герцог де Шеврез, состоявший в дальнем родстве со Стюартами, а потому представлявший английского короля на его заочном бракосочетании с Генриеттой-Марией, младшей сестрой Людовика XIII, явился на эту церемонию в черном костюме с полосами из бриллиантов и с подвесками, блистающими драгоценными камнями. На Генриетте-Марии было платье из серебряной и золотой парчи с вышитыми жемчугом лилиями. На церемонию венчания (11 мая 1625 года) герцог де Шеврез пришел в костюме из черного полотна, с перевязью, усыпанной бриллиантами, и в черной бархатной шапочке с бриллиантовой пряжкой.
12 1632 (432x644, 70Kb)
Самыми популярными украшениями дам этой эпохи были жемчуг и бриллианты

Но ни один французский вельможа не мог сравниться по богатству украшений с герцогом Бекингемом, явившимся во Францию, чтобы сопровождать в Лондон супругу английского короля. В первый раз он предстал перед Людовиком, королевой-матерью и Ришелье в бархатном колете, расшитом бриллиантами, и в берете с белыми перьями, которые были прикреплены солитерами стоимостью в пятьсот тысяч ливров каждый. На одном из балов Бекингем поразил весь двор своей невероятной щедростью: он появился в роскошном костюме, к которому на тонких ниточках были пришиты крупные жемчужины. Задетые жесткими юбками дам, жемчужины неизменно отрывались, и когда сконфуженные красавицы бросались их подбирать, чтобы вернуть владельцу, герцог останавливал их жестом: «Полно, мадам, оставьте себе на память!»
Раз уж мы заговорили о Бекингеме, нельзя не упомянуть о знаменитой истории с алмазными подвесками Анны Австрийской, подаренными герцогу Бекингему, а потом с большим трудом возвращенными во Францию. Она известна исключительно из мемуаров герцога де Ларошфуко, который в царствование Людовика XIII был принцем Марсильяком и поклонником королевы. Никакими другими источниками она не подтверждается, но Александра Дюма подобное никогда не смущало.
Что же, собственно говоря, представляло собой это украшение, которое могли носить как женщины, так и мужчины? В Средние века края одежды соединялись шнурками и застежками; частично этот обычай сохранился и в рассматриваемую нами эпоху. Подвески – это наконечники шнурков, изготовлявшиеся из золота и серебра и покрывавшиеся эмалью. Часто их украшали мелкими жемчужинами или драгоценными камнями. В зависимости от того, завязывали шнурки бантом или продевали в дырочки, подвески были тройными, двойными или одинарными. Наибольшее распространение получила форма веретена.
Когда герцог приехал в Париж в 1625 году, он уже был влюблен во французскую королеву. Людовик плохо себя чувствовал и на балах не бывал; герцог же напропалую ухаживал за его супругой, и, похоже, ей это не было неприятно. Анна пренебрегла советом остаться в Париже вместе с мужем и поехала провожать золовку в дальний путь. Возможно, после одного из балов в Амьене в честь Генриетты-Марии, отплывающей в Англию, Анна Австрийская и передала Бекингему через герцогиню де Шеврез скромное украшение – голубой бант с алмазными подвесками, который был на ее груди во время первого приема, оказанного герцогу в Париже. Эти подвески ранее принадлежали Леоноре Галигаи. Для Бекингема они были ценны тем, что лента, которую они украшали, в куртуазной традиции считалась залогом любви.
13 бэкингем и карлайл (700x434, 85Kb)
Модник и транжира герцог Бекингем; Люси Перси, графиня Карлайл – прообраз Миледи в знаменитой книге Дюма

В Лондоне на одном из балов леди Карлайл (супруга английского посла во Франции, которую Ришелье сумел завербовать себе в агенты, и бывшая любовница Бекингема; она послужила прообразом Миледи) заметила на рукаве герцога голубой бант с алмазными подвесками, незаметно срезала два из них и послала Ришелье. Обнаружив пропажу, Бекингем велел закрыть все порты страны, немедленно приказал изготовить «дубликат» и отправил обратно Анне. Неизвестно, получил ли кардинал посылку от леди Карлайл. Во всяком случае, он никому о ней не рассказал.
Тем не менее Людовик, которому донесли о непростительных вольностях Бекингема в Амьене, запретил герцогу въезд во Францию, что побудило того поддержать мятежных гугенотов из Ла-Рошели. В каюте флагманского корабля, на котором он плыл к французским берегам, была устроена часовня: Бекингем молился, глядя на миниатюрный портрет Анны Австрийской, перед которым теплилась лампада…
По признанию самой королевы, заявлявшей, что она всю жизнь хранила верность своему супругу, герцог Бекингем был единственным мужчиной, способным пробудить ее любовь. Однако у королевы было множество поклонников, и в их число входил герцог Анри де Монморанси. Когда он, невольно втянутый в очередной заговор Гастоном Орлеанским, был тяжело ранен и пленен под Кастельнодари, при нем нашли бриллиантовый браслет, в который был вделан миниатюрный портрет Анны Австрийской. Злые языки говорили, что именно это обстоятельство склонило Людовика XIII в пользу смертного приговора герцогу, за которого заступались все, кто его знал.
Знатоки драгоценных камней приобретали не только алмазы. Коллекции рубинов кардинала Ришелье и Марии Медичи в свое время славились на всю Европу. Рубин – камень жизни; считалось, что он служит защитой от дьявола и от чумы; слабому здоровьем кардиналу он подходил по всем статьям, поэтому Ришелье не расставался с перстнем, в который был вделан этот самоцвет. Между прочим, полагают, что рубин вызывает у своих владельцев влечение к великому: судите сами, насколько это соответствует истине. Самоцветы поступали в Европу с Востока, из Индии и Бенгалии, но и во Франции, в Кантале, было месторождение сапфиров, от которого теперь осталось одно воспоминание. Белый природный жемчуг безупречной формы, символ чистоты, ценился даже выше, чем драгоценные камни; самые красивые жемчужины добывали на юге Индии и на побережье Персидского залива.
Украшения всегда использовались как залоги и доказательства любви, но ведь не каждое заигрывание и ухаживание – настоящее и сильное чувство. То же и с ювелирными изделиями: в то время как большинство из них были изготовлены из драгоценных камней и металлов, существовали и фальшивые драгоценности. Большим спросом пользовались качественные имитации из стекла, которыми (порой намеренно) украшали траурные королевские наряды. Из них делали также украшения для детей.
Венецианцы умели изготовлять не только «стразы», но и искусственный жемчуг. Рецепт его создания известен с 1300 года: для этой цели использовали стеклянный порошок, смешанный с альбумином (яичный белок) и слизью улитки. В 1630-е годы для украшения одежды использовалось огромное количество жемчуга. Жакен де Пари изобрел метод изготовления фальшивок: полые, для крепости заполненные воском стеклянные шарики он покрывал лаком, смешанным с переливчатой рыбьей чешуей. Благодаря этому методу Париж более чем на двести лет стал главным центром изготовления фальшивого жемчуга.
Самым важным украшением в XVII веке были серьги. Женщина носила серьги вне зависимости от того, как была одета. Днем в уши вставляли жемчужные серьги, к вечеру приберегали бриллианты. На рукава или юбки прикрепляли небольшие брошки. Высоко ценились жемчужные ожерелья, розетки, браслеты, диадемы: на многих портретах знатные дамы изображены с жемчужным колье на шее и с жемчужными же серьгами.
Модным и элегантным аксессуаром были также часы, которые тогда уже научились делать миниатюрными; правда, они были еще неточными, да и минутная стрелка в часах появилась только при Людовике XIII. Женщины носили часы на поясе, на шнурке или цепочке, вместе с ключиком; мужчины – в особом кармашке. Большим любителем часов был брат короля Гастон Орлеанский, он составил себе целую коллекцию. Рассказывают, что однажды, во время церемонии его пробуждения, когда в покои принца набилось множество придворных, он вдруг хватился своих любимых золотых часов с боем, которые неизвестно куда исчезли. Один из его фаворитов предложил запереть двери и всех обыскать, но принц, напротив, велел всем выйти, и поскорее, пока часы своим боем не выдали похитителя и не поставили его в неловкое положение. С 1630 года часы стали украшать росписью по эмали, используя стекловидные краски; для увеличения поверхности под роспись форму часов изменили с овальной на круглую и выпуклую.
14 СТАРИННЫЕ ЧАСЫ - XVII ВЕК (500x446, 122Kb)
в начале 17 века модным и элегантным аксессуаром стали карманные часы

В первой половине XVII века французский двор был царством блондинок; тон задавали Анна Австрийская, ее подруга герцогиня де Шеврез и фрейлина Мария де Отфор. Разумеется, что и в лице приветствовалась благородная бледность. Природную удавалось сохранить не всегда из-за обильного питания: пряная пища вызывала покраснение кожи, на лице выступали красные прожилки и т. д. Приходилось пользоваться косметикой, которую некоторые знатные дамы, особенно посетительницы утонченного салона маркизы де Рамбуйе, зачастую делали сами, сообразуясь со своими представлениями о химии: в дело шли природные компоненты белого цвета. Дамы обтирались водой, выпаренной из лилий, кувшинок, цветков фасоли, а также соком виноградной лозы, лимонным соком, дистиллированным на водной бане, выпаренным овечьим жиром; белились тальком и оксидом свинца (что оздоровлению кожи не способствовало и вызывало цепную реакцию: белила – прыщи – двойной слой белил). Наконец, во время прогулок носили маску из тонкой ткани, закрывавшую все лицо; чтобы она не взлетала от ветерка, ее удерживали за пуговицу зубами. Это мешало разговору, зато предупреждало нежелательный загар…


По книге: Глаголева Е.В., Повседневная жизнь Франции в эпоху Ришелье и Людовика XIII

15 неизвестн (560x700, 148Kb)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Всего понемногу

главная