Flaer
"Хочу, чтобы все..."
01 0087 (529x596, 78Kb)

Так как федеральная армия носила традиционные для армии США синие мундиры, мятежники-конфедераты для отличия от противника избрали другой форменный цвет – серый. Мне кажется, данный естественный для шерсти и сукна цвет был избран южанами из-за понимания того, что слабо развитой промышленности Юга будет трудно найти достаточные объемы красителей для окраски мундиров многочисленной армии. Тем не менее, хотя южанами был избран цвет, не требовавший окраски многих видов тканей, и снабженцам удалось одеть большинство офицеров Конфедерации в серые мундиры, далеко не все рядовые и сержанты армии Юга смогли получить такое же обмундирование. Из-за слабой материальной базы значительная часть войск южан была одета, вооружена и экипирована без малейшего соблюдения каких бы то ни было правил, и многие воинские части Конфедерации выглядели довольно пестро, мало походя внешне на регулярную армию.

Вообще, если сравнивать системы снабжения воюющих сторон оружием, боеприпасами, провиантом и прочим необходимым для армии имуществом, огромное материальное превосходство Севера над Югом становится особенно заметно. На фоне того, какой недостаток испытывал аграрный Юг буквально во всем, начиная с пушек и винтовок и заканчивая теплым нижним бельем, федеральные солдаты по меркам южан просто «купались в роскоши». И если благодаря закупкам в Европе конфедераты смогли более-менее успешно организовать снабжение армии оружием и боеприпасами, то по всем остальным статьям снабжения Юг не мог похвалиться такими же успехами. Особенно плохо обстояли дела со снабжением армии конфедератов именно обмундированием и обувью. Своей текстильной промышленности на Юге не было, и потому эта задача представляла огромную сложность. Правда, к осени 1861 года южанам все же удалось создать сеть фабрик по производству обмундирования (в Ричмонде, Аугусте, Атланте и Колумбусе), но их мощности были слишком ничтожны, чтобы покрыть нужды конфедеративной армии. В результате многим солдатам-южанам пришлось самим позаботиться о своей униформе. Нередко они шили ее из домотканой материи или облачались во взятую в федеральных арсеналах и снятую с убитых северян униформу армии США. Чтобы кто-нибудь не спутал их с «грязными янки» и не пристрелил, конфедераты перекрашивали трофейные мундиры с помощью самодельного красителя, изготовленного из скорлупы грецкого ореха, отчего те приобретали желто-бурый оттенок. Из-за недостатка у южан фабрично изготовленного обмундирования эта ореховая желтизна самодельных мундиров постепенно начала распространяться по войскам, вытесняя благородный серый цвет формы конфедератов, и вскоре добрая половина всех мятежных армий щеголяла в «ореховых» мундирах. Именно из-за этого северяне стали называть конфедератов «Серыми орехами»… Правда, изобретательность или щедрость некоторых генералов, тративших собственные средства на экипировку своих частей, позволяли иногда некоторым подразделениям Конфедерации иметь достаточно воинственный вид, но десятки тысяч патриотов Юга сражались одетые, как голодранцы.
Еще хуже, чем с летней формой, обстояло дело с зимней одеждой. С наступлением холодов многим южанам, не имевшим шинелей, пришлось прибегать к реквизиции имущества гражданских лиц. Особой популярностью пользовались позаимствованные в домах мирных жителей ковры, посередине которых южане прорезали дырки для головы и носили их наподобие мексиканских пончо. Мародерство вообще было одним из главных источников снабжения южан как обмундированием, так и провиантом. Особенно отличались в этом отношении доблестные техасцы, всегда бывшие впереди и в бою, и в грабеже. Так, когда в марте 1863 года бойцы Техасской бригады заметили, что их головные уборы пришли в совершенную негодность, они недолго думали над тем, где раздобыть новые. Лагерь бригады был разбит неподалеку от Ричмонда, окрестности которого хорошо подходили для «фуражировок». Техасцы целыми партиями отправлялись к оживленным шоссейным дорогам и, предварительно срезав длинные пруты, прятались в засаде. Как только на дороге показывался богатый экипаж или просто пассажирский дилижанс, они издавали боевой клич мятежников и стреляли холостыми зарядами из своих винтовок. Пораженные этим дьявольским шумом, пассажиры открывали окна и высовывали головы, чтобы посмотреть, что все это значит. Техасцы, выскакивая из засады, сбивали шляпы с их голов своими прутьями и быстро исчезали с захваченной добычей. Выходка оказалась остроумной и проделывалась техасцами много раз, пока значительная часть их бригады не была обеспечена новыми шляпами, а командование южан не выставило вдоль дорог отряды военной полиции.
Крайне плохо обстояло дело и со снабжением обувью – ее почти не было. Босоногостъ значительной части личного состава вооруженных сил Конфедерации на протяжении всей войны стала явлением столь обычным, что на него почти перестали обращать внимание. Обувь была наиболее изнашиваемой частью экипировки и, следовательно, чаще всего нуждалась в замене. Однако скудность запасов, зачаточная промышленность и некомпетентность руководства сделали эту проблему почти неразрешимой. Попытки как-то исправить положение, конечно, предпринимались, но всякий раз они заканчивались неудачей. Так, например, фабрики Юга начали выпускать армейские ботинки на деревянной подошве и с парусиновым верхом, которые устроили все руководство Конфедерации, но отнюдь не пехотинцев, именно которым и приходилось совершать многокилометровые переходы в этих «колодках».
Убедившись в неспособности квартирмейстерского ведомства справиться с «босоногостью» армии, генералы и офицеры Юга попытались сами изобрести хоть что-нибудь. Осенью 1862 года, когда нехватка обуви стала ощущаться особенно остро, генерал Лонгстрит приказал сшить некое подобие мокасин из искусственной кожи «мехом» внутрь. Однако и «мокасины Лонгстрита» себя не оправдали: они разваливались прямо на ногах в считанные недели, а иногда и дни.
Таким образом, проблема обуви так и не была решена, и многие солдаты-южане прошагали немало миль босыми ногами по холодной дорожной грязи и глубокому снегу. Особенно тяжело им приходилось, когда ударяли морозы (а в Америке это происходит не так уж и редко), и замерзшая грязь превращалась в «битое стекло». Жительница городка Скоггстон, штат Теннесси, видевшая корпус Лонгстрита на марше, записала в своем дневнике, что она никогда не забудет «этих оборванных, босых техасских мальчиков, которые, проходя мимо моего дома во время отступления к Ноксвиллу, оставляли на снегу кровавые следы». Ужасные лишения, переживаемые конфедератами, могли привидеться богатому промышленному Северу разве что в кошмарном сне.
Нехватка обуви и обмундирования превращала армию конфедератов в живописное сборище оборванцев, которое, если отнять у них оружие, выглядело бы вполне уместно на любой церковной паперти. Остается только удивляться силе духа и стойкости этих босых, полуодетых, часто голодных людей, которые, несмотря ни на что, сражались и одерживали победы. Вот как описывал в 1864 году типичный внешний вид конфедерата один из бойцов армии Северной Вирджинии: «Этот типичный солдат вооружен винтовкой системы Энфилд и 40 патронами к ней. Через плечо он носит скатанное поношенное одеяло со связанными внизу концами, кусок палаточного брезента и дырявое пончо. Его «униформа» сильно поношена, одна штанина оторвана до колена, а у самодельных башмаков так разбиты носы, что сквозь дырки видны голые ступни. На его голове сидит потрепанная засаленная шляпа неописуемого вида. Так выглядит человек, несущий на своих плечах надежды и мольбы Конфедерации на окончательную победу. Он голоден, он грязен, он носит лохмотья, часто у него нет обуви, но, несмотря на все это, он один из лучших воинов, которых только можно встретить на страницах американской истории».
02 южанин оборваный (468x589, 81Kb)
«Оборванец генерала Ли» в походе

Полуголодные, кое-как одетые «серые солдаты» просто не могли упустить ни одного случая, чтобы восполнить свой далеко не полный гардероб и хорошенько поесть. Это то и дело приводило к мародерству – как на поле боя, так и на захваченных у врага территориях, а так же, что уж греха таить, иногда и в собственном тылу. Да и как могло быть иначе, если зачастую интенданты-церберы в военных магазинах отказывали своим солдатам в самом необходимом по той лишь причине, что они не принадлежали к войскам того штата, на территорию которого их забросила война. «Местничество» - один из самых главных недостатков Конфедерации, сыгравший немалую роль в поражении южан: большинству конфедеративных штатов так и не удалось поставить общий интерес над своими частными интересами. Лучшим примером пагубности такой политики может служить случай, произошедший в последнюю военную зиму: интенданты Северной Каролины отказали трясущимся от холода войскам генерала Ли (главнокомандующего Конфедерации!) в форме и одеялах, которые тысячами лежали у них на складах. В результате стойкость голодных и обмороженных солдат поколебалась, и они не смогли сдержать напор федеральных войск…
Мародерство, несмотря на то, что оно зачастую было вынужденным, настраивало против конфедератов местное население, что так же выбивало почвы из под ног армий Юга. Генерал Ли и другие представители южного командования боролись с этим явлением как могли, но зачастую они оказывались бессильными. Так, во время Гетигсбергской кампании по армии Северной Вирджинии был отдан строгий приказ, грозивший расстрелом всякому, посягнувшему на собственность мирных граждан. Но, несмотря на это, многие полки и бригады конфедератов буквально утопали в захваченной ими добыче, что делало их похожими не на воинскую часть, а на какой-то бандитский лагерь. Это сходство еще больше усиливалось из-за того, что большинство конфедеративных солдат из-за пестроты и разнобоя своего обмундирования напоминали шайку бродяг, а не регулярные войска…

Что касается уставных элементов формы южан, то они более-менее соблюдались только среди офицеров и генералов (хотя и среди высших командиров Конфедерации иногда встречались «орехи»), а так же в тех частях, командующие которых были особо предприимчивы в деле снабжения, либо достаточно богаты и щедры, чтобы обмундировать свои войска за собственный счет.
Официально утвержденная форма Конфедерации состояла из серого длиннополого сюртука с цветными воротником, манжетами и выпушкой (парадная форма) или серого короткого мундира (рабочая форма). Пехота отличалась небесно-голубыми воротниками, кавалерия – желтыми, артиллерия – красными. Парадные сюртуки всех военнослужащих имели два ряда пуговиц, рабочие мундиры – один ряд. Эту форму дополняли брюки и кепи небесно-голубого цвета, либо черная или серая фетровая шляпа. Причем кепи, поначалу голубые, очень скоро стали серыми (из-за нехватки красителей), а впоследствии из-за трудностей снабжения почти полностью исчезли из войск – их сменили шляпы самых немыслимых образцов и цветов, которые интендантам было легче достать, конфисковав у местного населения. Знаки различия военнослужащих Юга значительно отличались от таковых в войсках Федерации. Южане отказались как от эполет, так и от контрпогон (хотя на фотографиях той поры изредка встречаются конфедераты с контрпогонами на плечах – видимо, в трофейных мундирах). Звания военнослужащих Юга размещались на воротниках сюртуков (звезды и шевроны), а так же на рукавах офицеров и генералов нашивались «венгерские узлы» из желтых шнуров, которые в войсках получили непочтительное прозвище «куриные кишки».
Генералы Конфедерации носили на воротниках три звезды в венке; «куриные кишки» на рукавах состояли из четырех рядов галуна. Пуговицы на генеральских мундирах располагались в два ряда; у генерал-лейтенанта группами по 3 пуговицы, у генерал-майора и бригадного генерала – группами по 2 пуговицы. Генеральские поясные шарфы имели желтый цвет; на брюках – двойные желтые лампасы. Однако эти уставные знаки многими генералами постоянно нарушались: некоторые носили на воротниках звезды увеличенных размеров без венка, другие не соблюдали уставное расположение пуговиц. Поэтому по имеющимся знакам различия зачастую было очень трудно определить конкретное звание генерала и его положение в армейской иерархии Конфедерации.

Знаки различия конфедеративной армии Юга
03 южные генералы и штаб офицеры (700x380, 114Kb)
04 юг майор и штаб-офицеры (700x388, 135Kb)

Штаб офицеры имели на рукавах трехрядный «венгерский узел»; пуговицы располагались в два ряда равномерно (это было типично и для всех остальных чинов). Полковник имел на воротнике 3 звезды, подполковник – 2, и майор - 1. Поясной шарф у полковника и подполковника – желтый, у майора – красный.
Обер-офицеры так же носили поясной шарф красного цвета. На рукавах капитана красовался двухрядный галун, на воротнике – 3 шеврона. 1-й лейтенант имел на воротнике 2 шеврона и однорядную «куриную кишку» на рукавах. 2-й лейтенант «венгерских узлов» не носил, его звание обозначалось одним шевроном на воротнике.
Сержантские звания в целом обозначались так же, как и на Севере – фигурными голубыми нашивками на рукаве мундира у плеча. Поясные шарфы сержантов (если они вообще были в наличии) – голубого цвета.

Знаки различия сержантского состава армии конфедератов
05 сержанты юга (700x360, 150Kb)

Несмотря на то, что конфедераты во всем противопоставляли себя северянам, они оставались такими же американцами - крайними индивидуалистами, патологически свободолюбивыми людьми. Поэтому у южан, как и у федералов, нарушение уставной формы одежды было почти обязательным явлением, что при описанных выше недостатках снабжения делало вид южных воинов еще более пестрым и разнообразным. В ходе боевых действий многие генералы и офицеры Конфедерации приобретали вполне штатский вид, расстегивая свои мундиры нараспашку, часто надевая «цивильные» элементы одежды, или одновременно сочетая на себе элементы как парадной, так и рабочей формы, и гражданского платья. И если такое нарушение устава было типичным даже среди более-менее нормально снабжавшегося командного состава, то что уж говорить о рядовых солдатах, зачастую предоставленных самим себе в деле в деле обмундирования и обеспечения едой…

Образцы формы различных родов войск армии Конфедерации
06 офицеры пехоты юга (700x403, 193Kb)
07 южане пехота (700x430, 193Kb)
08 регулярная кавалерия юга (700x439, 187Kb)
09 артиллерия юга (664x616, 170Kb)

Все выше представленное относится к регулярной армии Конфедерации, составлявшей во время войны меньшую часть вооруженных сил Юга. Гораздо более многочисленными в армии мятежников были добровольческие волонтерские части, спешно создававшиеся в ходе войны. Поначалу, как и на Севере, для привлечения добровольцев в подобные подразделения организаторы использовали создание вычурной, необычной формы, которая должна была стимулировать интерес людей к военной службе. Однако в отличии от федеральной армии, носившей свои опереточные наряды вплоть до конца войны, яркая «попугайская» форма южан очень быстро растворилась в массе более скромных и блеклых мундиров. Это было связано как с трудностями снабжения и недостатком красителей и материи, так и с тем, что патриотически настроенные граждане южных штатов не нуждались в дополнительной стимуляции для своей отваги – ведь они знали, за что сражались. Поэтому к концу войны волонтерские части Юга полностью потеряли свой первоначальный блеск – подобно солдатам регулярной армии, волонтеры снабжали себя сами, используя как трофейную форму, так и самые разные элементы гражданской одежды, конфискованные у местного населения.
Подобно северянам, южане так же не избежали увлечения экзотикой того времени – формой зуавов (африканских солдат французской армии). Однако в отличие от федералов, конфедеративные подразделения зуавов очень быстро отошли от модной формы. Изношенные в дальних походах и боях экзотические мундиры, как правило, было просто невозможно заменить на новые (разве что на трофейные мундиры северных зуавов, но такие «обновы» встречались спорадически и не могли стать регулярным снабжением). Поэтому уже во второй половине войны конфедеративные подразделения зуавов практически ничем не отличались от остальных армейских и волонтерских частей Юга, сохраняя только свои названия и (в лучшем случае) красные кепи; встретить в этих полках солдата, одетого именно в «зуавскую» форму, можно было только с огромным трудом…

Образцы формы добровольческих волонтерских частей армии Юга
10 волонтеры юга 2 (700x361, 157Kb)
11 зуавы конфедерации (700x574, 268Kb)

Особенностью армии Конфедерации являлось наличие большого количества волонтерских конных частей. Кавалерия была главным козырем конфедератов, позволявшим войскам Юга вести маневренную войну и внезапными стремительными ударами побеждать медлительного противника. Южные штаты были в основном сельскими, и потому имели массу населения, обучавшегося верховой езде с самого детства. В результате с началом войны десятки тысяч добровольцев на собственных лошадях устремились на защиту своих земель, что позволило руководству Конфедерации сформировать огромное количество волонтерских кавалерийских полков. Во многом благодаря именно этим частям южане в течение первых двух лет войны одерживали блестящие победы над федералами. Однако, подобно пехоте Конфедерации, волонтерские кавалерийские части снабжались от случая к случаю, в основном экипируясь собственными силами. В результате кавалерия южан была одета и вооружена без соблюдения каких-либо правил и отличалась огромным разнообразием как мундиров, так и оружия…
12 волонтерская кавалерия юга (700x372, 158Kb)

Однако в ходе войны южная волонтерская кавалерия постепенно таяла: боевые потери в людях еще можно было восполнить, но вот конский состав восстановить было труднее. Возместить добровольцу, пришедшему на службу со своим конем, стоимость лошади в случае ее гибели, командование не спешило, в результате чего кавалерист поневоле превращался в пехотинца. В результате к концу войны численность южной кавалерии заметно уменьшилась, в то время как у северян количество кавалерийских частей постоянно возрастало, и на последнем этапе боевых действий инициатива перешла в руки федералов.
13 Техасская бригада (620x559, 101Kb)