Flaer
"Хочу, чтобы все..."
06.03.2011 в 07:44
Пишет Flaer:

Пинок фюреру (третья часть - Битва за Британию)
Продолжаю рассказ об "английском Маресьеве" Дагласе Бэйдере. Этот выпуск посвящен его участию и роли в Битве за Британию; впереди четвертая, заключительная часть - "Последний подвиг"...



XI.

Над Англией заваривалось кипящее месиво масштабной воздушной битвы! Сотни немецких бомбардировщиков каждый день пересекали побережье Франции и вторгались в британское воздушное пространство; их сопровождали вездесущие великолепные Мессершмитты-109. А навстречу германцам с берегов Туманного Альбиона взлетали построенные устаревшими тройками английские истребительные эскадроны - взлетали лишь для того, чтобы вновь и вновь терпеть поражение! Немцы действовали стремительно и напористо. Перво-наперво, они постарались вновь убить одним ударом сразу двух зайцев: полностью парализовать морское снабжение Англии и при этом уничтожить большую часть британской истребительной авиации... Ла-Манш пылал: любое судно, вошедшее в Канал, тут же уничтожалось. Британские торговые суда погибали десятками - старавшиеся прорваться в Дувр или Лондон конвои топились немецкими пикировщиками в полном составе! "Торговцев" пытались спасти легкие боевые корабли Королевского флота - и они отправлялись на дно следом за транспортниками... Британские истребители пробовали перехватить немецких бомбовозов, и если не уничтожить их, то хотя бы заставить отступить. Но тут в дело вступали грозные Bf-109... От Мессершмиттов не было спасения: прекрасно слетанные между собою четверки с ходу врезались в боевые порядки англичан, и тройки "Харрикейнов" и "Спитфайров" на оборонительных виражах тут же рассыпались на отдельно действующие самолеты! Добить одиночек было делом техники: каждого отдельного британца атаковало не меньше двух немецких самолетов, и как бы не крутился англичанин в надежде вывернуться, ему, в конце концов, оставалось одно - в дыму и пламени валиться вниз, в холодные волны пролива. А в это время немецкие бомбардировщики беспрепятственно пикировали на беззащитные суда и раскалывали их бомбами напополам! Это была бойня на полное уничтожение: британцы не сумели организовать должным образом спасение своих оказавшихся в море летчиков, и английские пилоты тонули, как котята. Немецких же сбитых летчиков быстренько подбирали из воды следившие со стороны за ходом боя гидросамолеты Дорнье-24 - знаменитая немецкая летчица Ханна Райч отработала способ быстрого спасения человека из воды еще до войны...

Решив, что первая задача ими выполнена, немцы перешли ко второй фазе: подвергли стремительным бомбовым ударам радиолокационные станции на британском побережье и известные им аэродромы истребителей. И тут четко продуманная система подавления противника стала давать сбои. Вытаращившее глаза от обилия открывшихся целей германское командование внезапно засуетилось и стало "метать икру". Когда для полного уничтожения объекта немецким летчикам оставалось совершить всего 1-2 налета, штаб Люфтваффе вдруг отдавал приказ приступить к штурмовке следующего; облегченно вздохнувшие на оставшемся в строю аэродроме или станции британцы тут же принимались за его восстановление, и вскоре вновь вступали в бой... И тогда разъяренное упорным сопротивлением противника немецкое командование решило подавить волю англичан самым жесточайшим образом: Люфтваффе получили приказ бомбить британские города! Тяжелые бомбы тысячами посыпались на головы жителей Бристоля, Саутгемптона, Ковентри, Лондона...
Каждый день над зелеными холмами и густонаселенными городами Англии взвихривались десятки воздушных боев. Несущие страшные потери, но продолжавшие сражаться британские летчики - и с ними Даглас Бэйдер - горели желанием выстоять, несмотря ни на что: речь шла о судьбе их страны... Потери же были ужасающи. От полнокровных эскадронов оставались жалкие крохи. Но из глубин Британии на прибрежные аэродромы поступали все новые и новые самолеты; из летных училищ на смену погибшим приходили новые летчики - имея налет всего в 4-6 часов, умея совершать только взлет и посадку, эти еще не начавшие бриться мальчишки смело поднимались в воздух - чтобы погибнуть за родину! Англия мобилизовала на борьбу все, что только могла: за штурвалы истребителей садилась до этого тщательно хранимая элита Королевских ВВС - летчики-испытатели; в истребители шли совершенно не обученные этому делу пилоты бомбардировщиков и гражданской авиации. Премьер-министр Уинстон Черчилль дни и ночи проводил на командном пункте истребителей у маршала Хьюго Даунинга, он даже спал там - не раздеваясь - чтобы в любой момент вместе с Даунингом принять необходимое именно сейчас решение и держать под контролем ситуацию в небе. Король Великобритании, наплевав на разбитую бомбами ограду и развороченный газон перед самым входом в его собственную резиденцию - знаменитый на весь мир Букингемский дворец - лично принимал участие вместе с жителями Лондона в разборке разрушенных домов и спасении погребенных под руинами людей... На защиту Англии - единственного оставшегося в тот момент оплота борьбы с фашизмом - плечом к плечу с англичанами вставали жители других стран: канадцы, новозеландцы, южноафриканцы, чехи, французы, поляки... Они несли с собою свои традиции, свой боевой опыт. И под их влиянием Королевские ВВС совершенствовались: увидев, что польский истребительный эскадрон воюет почти без потерь, а результативность имеет самую высокую, британцы переняли польское построение парами, отказавшись от своих традиционных устаревших троек - и немцы сразу же почувствовали изменение тактики британцев "на собственной шкуре"!
...В разгар этой великой Битвы, когда судьба Англии - в самом прямом смысле слова - висела на волоске, в заваленный картами и сводками потерь кабинет маршала Лайга Меллори без спроса ввалился пропахший маслом и бензином "Дагги". В нарушение всех уставов, предписывающих парадную форму одежды при посещении вышестоящего начальства, Даглас был одет в мятый, грязный летный комбинезон; его лицо, забывшее, что такое бритва, было покрыто недельной щетиной, глаза от постоянного недосыпа красны и воспалены.
- Прошу прощения за бесцеремонность, сэр! Но у меня чертовски мало времени...
- Рюмку коньяку, капитан? - ничуть не удивился флегматичный Меллори. - Вы выглядите очень усталым...
- Спасибо, сэр - ни в коем случае! Погода сегодня прекрасная, так что мне еще раза два-три подниматься в воздух... Одна рюмка - и мы с вами больше никогда не увидимся!
- Тогда - чашечку кофе?
- Пожалуй... Она будет кстати.
И, помешивая ложечкой в фарфоровой чашке с кофе сахар, Бэйдер продолжил разговор:
- Сэр, а ведь я ворвался к вам по делу: я понял, почему "боши" нас бьют! Они идут на нас целыми дивизиями; действия их полков заранее четко скоординированы, а чем встречаем их мы? Звеньями, в лучшем случае разрозненными эскадронами, которые не имеют между собой связи, не имеют единого руководства на месте схватки, и дерутся по принципу "Каждый за себя и Бог за всех"! А что в результате выходит? Не успеем мы врезать по бомберам, как нас перехватывают истребители! И все - мы "на лопатках"... Если и подойдет к месту боя подкрепление, то куда оно, прежде всего, бросается? Правильно - туда, где стреляют, где "собачья свалка"! А в это время бомбардировщики "бошей" вываливают на объект все свое "дерьмо" и преспокойно уходят...
- Ну, и что же вы предлагаете, капитан? - ревниво хмыкнул Меллори, залпом "хлопнув" рюмку коньяку. Дьявольщина, скромный командир эскадрона пытается найти ответ на задачи, решать которые положено ему - командующему авиацией округа...
- Я предлагаю объединить несколько эскадронов в одно, более крупное соединение, - отхлебнул стынущий кофе "Дагги". - Назовем его как угодно - ну, например, Истребительным Крылом. У этого Крыла организуем единое командование, которое во время боя прямо на месте будет решать, какому эскадрону что делать, когда и где вводить в бой резерв. Я понимаю, что при этой реорганизации нам придется резко уменьшить ширину охраняемой истребителями полосы побережья. Но, на мой взгляд, такой широкий охват и не нужен - наши радары укажут нам, где именно ждать нападения. Зато, стянув истребители всего района в один мощный кулак, мы лишим врага его численного превосходства на направлении главного удара. Измотаем противника затяжными боями - не бесконечный же у него на борту запас топлива - и дело сделано!..
- Ну-ну... - неопределенно пробурчал уязвленный Лайг Меллори, в раздумье постукивая по портсигару вынутой сигаретой. - Что, метим в гении стратегии, капитан?..
- Нет, сэр, - с достоинством ответил Бэйдер. - Всего лишь хотим остановить врага, идущего на нашу страну. Я и вы. И все остальные, кто сейчас умирает в небе и на земле. Все вместе - только так, и никак иначе...
- Хорошо, капитан! - чиркнул зажигалкой Меллори. - Можете идти. Я доложу о ваших предложениях маршалу Даунингу. Но учтите - инициатива наказуема исполнением...
- Кстати, капитан... - остановил Дагласа уже в самых дверях Меллори. - Это правда, что глупые картинки на борту некоего самолета помогают канадцам смелее драться?
- Вы можете не поверить мне, сэр, - улыбнулся Бэйдер. - Но этот пустячок веселит "стариков" и поднимает дух "молодежи". Ребята горят желанием лично надавать пинков самому фюреру...

XII.

...Резкий телефонный звонок подбросил Дагласа с постели. Бэйдер схватил трубку, одновременно глянув в окно на встающий на востоке багровый рассвет - какая там сегодня погода? И тут же, прижав трубку плечом к уху, стал пристегивать к ногам протезы.
- Погода будет отличная! - ответил телефон голосом Меллори на незаданный Бэйдером вопрос. - Капитан, боевая тревога! Радары засекли большую, подчеркиваю - очень большую группу самолетов. Похоже, идут на Лондон. Все силы стягиваем туда. Так что вам придется действовать не в нашей зоне. Помните наш разговор? Ну, так вот - сегодня вы командуете всеми эскадронами, которые будут прикрывать столицу. Доказывайте свою правоту делом...
"Пинок фюреру" поднялся в кроваво-красное небо и пошел на юг, а за ним - словно журавли за вожаком - потянулись "Харрикейны" остальных нотингемских эскадронов.
Уже над Лондоном Даглас получил с радара сообщение о местоположении противника, и бросил на врага свой первый эскадрон. Не успели "Харрикейны" приблизиться к немецким бомбардировщикам, как на них гурьбой накинулись Мессершмитты. В голубеющем небе взвихрилась зубодробильная "собачья свалка". И бочком-бочком мимо этой свалки - словно нашкодившие коты - стали протискиваться к Лондону стайки Хейнкелей и Юнкерсов. Однако не тут-то было: прямо перед бомбардировщиками вырос второй эскадрон "Харрикейнов", а сзади из-за облаков на них свалился третий! И пошла потеха... Попавшие в клещи немцы заметались, рассыпаясь на звенья, потом - на отдельные самолеты, но уйти от врага не могли. Вокруг неповоротливых бомбовозов шершнями вились британские истребители, и от их смертельных "укусов" то один, то другой германец вспыхивал и камнем валился на землю.
"Дагги" не участвовал в этой всеобщей "свалке". Вместе со своим ведомым Ричардом Корком он неторопливо кружил под облаками, наблюдал за избиением, учиненным его ребятами, прослушивал сообщения с радаров и внимательно следил за указанными локаторщиками направлениями - оттуда должны были появиться новые самолеты противника. В резерве у Бэйдера оставался еще один эскадрон, и он не собирался расходовать его напрасно. Но тут в наушники Дагласа ворвался голос, говоривший на английском с акцентом, несколько напоминавшим немецкий:
- "Дагги", привет! Хью Даунинг прислал тебе подарок - мой 74-й эскадрон в твоем полном распоряжении...
Боже, да это же Адольф Малан - южноафриканец, ветеран французской компании, лучший ас британской авиации, автор наставления по ведению боя истребителями! Говорят, он сбил над французским побережьем самого Мёльдерса – германскому асу номер 1 пришлось тогда спасаться на парашюте... Лучшего подкрепления от командующего британскими истребительными силами нельзя было и потребовать!
- Привет, "Морячок"! Рад слышать тебя. Жди - скоро ты мне понадобишься.
"Морячок" Малан понадобился буквально через пару минут. В небе появились новые Мессершмитты - видимо немцы бросили в бой резервные истребители, чтобы склонить чашу весов военной удачи на свою сторону. Вот ими-то и занялись "Спитфайры" Малана! "Дагги" с удовольствием и восхищением смотрел на атакующего "Морячка" - не успел его самолет пронзить строй "Мессов", как вниз уже повалилась пылающая головная машина немцев...
- Новые бомбовозы справа, - предупредил Бэйдера Корк. - А мы-то с тобой сегодня драться будем, или ты меня просто погулять вывел?
- Всему свое время, - огрызнулся Даглас. - Канадцы - вперед!
- Спасибо, командир... - отозвался Мак Кнайт. - Я уж думал, мы сюда только на экскурсию прилетели...
242-й эскадрон набрал скорость и тесным строем пошел на врага. Но еще до того, как канадцы обрушились на немцев, случилось то, чего так долго ждал "Дагги": Мессершмитты прикрытия один за другим начали выходить из боя - у них кончалось горючее! Эфир сотряс многоголосый радостный рев:
- "Боши" бегут! бей их, ребята!
Оставшиеся без прикрытия, уже сильно истрепанные врагом бомбардировщики тоже начали разворачиваться назад, беспорядочно сбрасывая бомбы в чистое поле, а за ними гнались канадцы, южноафриканцы, англичане... Все небо было исчеркано столбами дыма - немцы, не способные оторваться от более быстрых "Харрикейнов" и "Спитфайров", погибали один за другим. Партия была выиграна. Полная победа!
- Ну, вот, Дикки... Дело сделано. Теперь и мы с тобой можем "поохотиться"... - и "Харрикейны" Бэйдера и Корка, набирая скорость, устремились за бегущими немцами...
...Не успел Бэйдер приземлиться на своем аэродроме, как ему из окна канцелярии замахал рукой вестовой:
- Сэр, вас к телефону! Сам командующий...
Даглас поспешно проковылял мимо оживленно жестикулирующих летчиков, толпившихся вокруг секретаря, который фиксировал в отчетах одержанные победы, и схватил протянутую ему прямо в окно трубку.
- "Дагги", это Хью Даунинг. Поздравляю с победой. А так же со званием майора и орденом - я уже подписал представление. Через час жду вас у меня в штабе с подробным докладом о предложенной вами реорганизации ВВС. Готовьтесь формировать первое Истребительное Крыло - вы предложили, вам и начинать...
Счастливо улыбавшийся Бэйдер положил трубку и обернулся к своим канадцам. И первый, кто бросился ему в глаза, был Вильям Мак Кнайт - тот стоял возле "Харрикейна" Дагласа и весело поглаживал ладонью потускневший рисунок на еще горячем, обшарпанном ветрами капоте истребителя:
- Ну что, командир... Надавали мы сегодня хороших пинков фюреру? Теперь он век их будет помнить!

XIII.

К середине сентября силы немецкой авиации, понапрасну растраченные на бесконечную борьбу с бесчисленным множеством самых разных объектов Британии, стали иссякать. И не последнюю роль в перемалывании мощи Люфтваффе сыграли созданные по предложению Бэйдера Истребительные Крылья, дававшие немцам сокрушительный отпор на всех главных направлениях. Немецкие бомбардировщики больше не рисковали появляться в небе Англии днем - теперь они совершали налеты только ночью! Лишь быстрые Bf-109 еще позволяли себе роскошь дневного налета на Британию. Но и их повадка изменилась: подобравшись к Островам на малой высоте - чтобы не увидели локаторы - "Мессы" стремительно проносились над избранным для атаки объектом, сбрасывали на него подвешенную под фюзеляж бомбу, и поспешно улепетывали назад, пока их не перехватили дежурные "Спитфайры"... Такие налеты постоянно приносили ощутимый урон, но англичане уже считали это "мелочью", "булавочными уколами" - им удалось добиться главного: угроза высадки немцев на побережье Англии оказалась ликвидирована. "Битва за Британию" была выиграна Королевскими ВВС; Люфтваффе понесли первое крупное поражение в этой войне!
Все расчеты и графики очередных побед немцев полетели к черту. Они не могли больше уделять внимания одному только английскому побережью - события стремительно развивались, и Вермахт уже несло дальше: на Балканы, в Африку, в гибельный поход на Россию...
Британцы выстояли в жестокой битве, и поднявшийся на небывалую высоту боевой дух гордых сынов Альбиона звал их на новые подвиги: Королевские ВВС перешли в наступление! Английские самолеты все чаще и чаще пересекали Ла-Манш и наносили удары по немецким аэродромам, расположенным в Голландии, Бельгии, Северной Франции. И в этих налетах ставший командиром Танджмерского Крыла майор Бэйдер сбивал на своем новеньком "Спитфайре" все больше и больше самолетов врага. А в июле его фотопортреты были опубликованы во всех английских газетах - "Дагги" уничтожил свой двадцатый самолет, став одним из самых результативных на тот момент асов Великобритании!

Окончание следует...


Вице-маршал Лайг Мэлори - непосредственный начальник "Дагги" Бэйдера


Бэйдер в небе Великобритании


"Дагги" после вылета - измотан непрерывными боями...


Лучшие асы 242-го эскадрона: флайт-офицер В. Мак Кнайт, скадрон-лидер Д. Бэйдер, флайт-лейтенант Дж. Болл


"Харрикейны" Бэйдера и Мак Кнайта - на этих машинах асы сражались в Битве за Англию


Знаменитый Адольф "Морячок" Малан - лучший южно-африканский ас британских ВВС, и его "Спитфайр"


Возмужавшие в боях, они в душе все еще оставались озорными детьми: "Дагги" и его соратники на досуге изображают из себя "наполеонов"...


Бэйдер подбирается к строю вражеских бомбардировщиков (скриншот компьютерной игры)


"Харрикейн" атакует!..


URL записи